Украина не договорилась с МВФ о новой программе кредитования. Причин несколько: ситуация вокруг Приватбанка, госбюджет и возможная смена руководства НБУ. Переговоры миссии МВФ в Киеве, которые проходили с 12 сентября, осложнил премьер Алексей Гончарук своим заявлением изданию FT по поводу Приватбанка и его бывших владельцев. Однако в задержке программы с МВФ нет ничего страшного. Резервы НБУ в $22 млрд не вызывают опасений и могли бы быть еще больше, если бы НБУ активнее скупал валюту с рынка. 

Миссия Международного валютного фонда (МВФ) после двухнедельной работы покинет Киев без оснований рекомендовать совету директоров МВФ заключить с Украиной новую программу кредитования. 

Эксперты МВФ прибыли в Украину 11 сентября, и в этот же день премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что целью переговоров является получение staff agreement (рекомендации совету директоров) для открытия новой программы сотрудничества. Это означает, что к концу работы миссии 24 сентября должен был быть подготовлен проект меморандума о сотрудничестве, который бы, по ожиданию украинской стороны, предполагал заключение 3-годичной программы EFF по выделению до $6 млрд. Параллельно Киев планировал договориться о кредитовании приблизительно на такую же сумму со Всемирным банком. Кредит ВБ не должен был быть напрямую привязан к EFF, однако без финансирования МВФ средства бы не выделялись.

По информации агентства, миссия МВФ продлила работу в Киеве на два дня и намерена завершить ее в четверг, 26 сентября. Однако в итоге не будет не то, что согласованного меморандума о сотрудничестве, не будет даже проекта этого документа.

Основной причиной отсутствия договоренности с МВФ стала информация о возможности мирового соглашения между государством и прежними собственниками Приватбанка, сообщили агентству источники, знакомые с процессом переговоров.

Через несколько дней, 17 сентября Financial Times опубликовала материал, в котором говорится, что премьер-министр Украины Алексей Гончарук заявил о желании Киева достичь компромисс с бывшими владельцами банка.

Фрагмент публикации FTФрагмент публикации FT

Перевод фрагмента:

Премьер-министр Украины заявил, что Киев желает “компромисса” с миллиардером-олигархом Игорем Коломойским относительно банковского скандала на сумму 5,5 млрд долларов, что может заставить отвернуться западных сторонников нового правительства президента Владимира Зеленского.

Алексей Гончарук сообщил изданию FT, что президент хотел достигнуть соглашения с Коломойским относительно краха крупнейшего кредитора Украины – Приватбанка в 2016 году, который Киев национализировал на фоне обвинений в поразительном мошенничестве.

В МВФ считают невозможным отмену национализации банка или возврат части акций прежним владельцам. На сегодняшний в МВФ решают вопрос, каким образом не допустить изменение позиции государства в Привате.

Первый вариант – получить от Украины гарантии в устной, а возможно и в письменной форме.

Второй, по информации агентства, наиболее вероятный – прописать в меморандуме условие, которое бы заблокировало какие-либо действия по возврату банка прежним владельцам.

Еще один вопрос, из-за которого пока программа не может быть предоставлена – неясность с окончательной версией госбюджета на 2020 года. Пока правительство подало в Раду, можно сказать, предварительный проект госбюджета. Уже в октябре Кабмин утвердит новые макропоказатели и документ будет изменен и проанализирован МВФ. “Пока у фонда есть вопросы и к макропоказателям, и к дефициту бюджета”, – отметил собеседник агентства, знакомый с ходом переговоров.

Третий вопрос – сохранение независимости Национального банка. В МВФ опасаются, что если руководство НБУ будет сменено, а такую вероятность продолжают подтверждать источники агентства, то это может отразиться на независимости регулятора. Для увольнения правления должны быть веские причины – по закону о НБУ увольнение членов правления и главы возможно в случае утраты безупречной деловой репутации.

Представители всех ветвей власти Украины заявляют, что сотрудничество с МВФ увеличивает доверие инвесторов. Однако, с другой стороны, необходимость поддержки МВФ подтверждает, что в стране все-таки существуют финансовые проблемы или угроза возникновения таковых. На сегодняшний день валютные резервы НБУ не вызывают опасения, и в ближайшее время крупных внешних выплат Украине делать не нужно.

По данным на 11 сентября резервы Нацбанка превышают $22 млрд, из которых чистых – более $12. Средства МВФ не работают напрямую на экономику, а зачисляются именно в резервы, которые на самом деле могли быть и больше, если бы Нацбанк активнее скупал валюту с рынка. Это бы позволило остановить аномальное укрепление гривны. Сейчас доллар дешевеет по нескольким причинам. Рынок переполнен за счет поступлений от экспорта сельхозпродукции и вливания валюты нерезидентами, которые выкупают гривневые ценные бумаги (ОВГЗ) правительства. Гривна нужна Минфину, поскольку из-за ее укрепления снижаются поступления в бюджет – в нем дыра уже более чем в 30 млрд грн. При этом, скоро тренд изменится – ОВГЗ придется выкупать, и гривна начнет слабеть – проект бюджета 2020 года рассчитывался исходя из курса 28.2 грн/$1. Не зря же цены не снижаются вслед за курсом – рынок ждет “отката” назад. 

Если бы даже сейчас НБУ начал активнее выкупать валюту, гривна бы вошла в привычный уже курс 27-28 грн/$1. В итоге, бюджетная дыра могла бы сократиться, а валютные резервы НБУ – существенно увеличиться. Необходимость в новой программе МВФ практически бы отпала по причине отсутствия угроз для финансово-экономической ситуации. В этом случае, подтверждение здорового состояния экономики Украины со стороны МВФ вызвало бы значительно больший интерес инвесторов, чем предоставление новой программы поддержки.

По материалам ukranews.com

Популярные

По методу Баффета: когда стоит использовать фундаментальный анализ

10:2009 декабря

Куда вложить $50 тыс: квартира в новостройке vs ОВГЗ

14:0029 ноября

прислать материал

Есть что рассказать миру? Тебе к нам
Присылай запрос, давай сотрудничать

Спасибо за заявку

Мы свяжемся с Вами в ближайшее время

Спасибо за подписку

Мы свяжемся с Вами в ближайшее время